четверг, 29 июня 2017 г.

Толкание в строю греческой пехоты


«Наваливайтесь вперед весом своих тел»
Ричард Тэйлор (Richard Taylor, Slingshot №311б стр. 2-8)

В своей предыдущей статье («Смысл слова Отизмос», Slingshot №306) я рассмотрел использование существительного отизмос и глагола отео (а так же некоторых его производных) в литературных источниках, для того что бы понять поддерживают ли значения этих слов теорию, что греческие фаланги буквально переталкивались друг с другом, на манер борьба за мяч в регби. Мои изыскания показали, что существительное отизмос использовалось в литературе классического периода только один раз для описания боя между гоплитами, при этом чаще оно использовалось для описания общей толкотни, например в толпе, или, у более поздних авторов, для различного вида боя, между различными родами войск, включая римлян, слонов и конницу. Глагол отео (и его составляющие) используется несколько раз для описания боя между гоплитами, но так же используется при описании боев между другими родами войск (конница, пельтасты, корабли). В некоторых случаях (на индивидуальном уровне), слово явно обозначает буквальное толкание (толкание щитом, или толкание конем, или слоном), но на более высоком тактическом уровне, на уровне действия целых отрядов, а не отдельных бойцов, глагол применяется при описании взаимодействия различных сил, а не только гоплитов, и в ситуациях, в которых буквальное толкание не обязательно должно быть, или оно явно исключается обстоятельствами. Таким образом, литературные свидетельства не дают опору для теории, что происходило реальное переталкивание между фалангами.
Исследователи, которые придерживаются теории переталкивания, обычно поддерживают свои взгляды двумя дополнительными аргументами – прямыми свидетельствами, которые действительно существуют, на толкательную роль задних шеренг, а так же рассуждениями, что единственной функцией для шеренг после нескольких передних (которые могут использовать свое оружие и замещать потери), может быть только толкание шеренг находящихся перед ними (1). Целью данной статьи является более детальное рассмотрение прямых доказательств толкательной роли задних шеренг; в будущей статье я возможно рассмотрю более широко назначение глубины построения.
Замечание по терминологии – как было показано в предыдущей статье, я не думаю, что отизмос является хорошим и подходящим словом для обсуждаемого нами массового переталкивания строев, потому что это слово очень редко использовалось в источниках по отношению к описанию действий, которые можно было бы так интерпретировать, и гораздо чаще описывая действия под эту интерпретацию не попадающие. Поэтом в дальнейшем я буду называть обсуждаемую теорию, «теорией скрама» (scrum theory), так как первые исследователи, начала первой половины 20-го века, предположили сходство действий гоплитов и борьбы (scrum) за мяч в регби (2). Не стоит воспринимать это как заявление, что все приверженцы «теории скрама», считают, что существует физическая схожесть между битвой гоплитов и матчем в регби (разница между ними видна любому и не стоит ее здесь повторять), но нужно какое-то подходящее обозначение, «скрам» имеет долгую историю использования в данном контексте, и я предпочитаю избегать ошибочного мнения, которое производит использование слова отизмос, так как кажется, что сами греки дали такое название. Сначала я процитирую подходящие параграфы, а потом перейду к их комментированию.

Свидетельства, относящиеся к классическим гоплитам
Насколько я знаю, есть только одно свидетельство, относящееся непосредственно к гоплитам, которое было кратко рассмотрено в предыдущей статье:
Ксенофонт, Меморабилии, 3.1.7-8 «Хорошо так же и понимать тактику; есть большая разница между правильным и неправильным построением войск: это вроде того как камни, кирпичи, бревна, черепица, набросанные в беспорядке, ни к чему не годны, а если снизу и сверху положить материалы, не гниющие и не размягчающиеся, — камни и черепицу, — а в середину кирпичи и бревна, как они кладутся при постройке, то получается очень ценная вещь, — дом.
— Да, твое сравнение, Сократ, очень верно, — сказал молодой человек. — На войне тоже надо ставить в первые и в последние ряды лучших солдат, а в середине худших, чтобы одни их вели, а другие толкали
(ώθϖνται- отонаи, от отео).»

Свидетельства, относящиеся эллинистической и византийской пехоте
Есть вторая нить свидетельств (длинная нить, протягивающаяся сквозь столетия античной литературы) относительно роли задних шеренг в фаланге македонского типа (вооруженной сариссами), начинается она с Полибия:
Полибий (2-ой век до н.э.) 18.30.1-4 «Из этих шестнадцати шеренг, все дальше пятой, не могут вытянуть свои сариссы достаточно далеко, что бы принять участие в бою. Они, поэтому, не опускают их, но держат их наконечниками вверх над плечами шеренг перед ними, что бы закрыть головы всей фаланги; так как сариссы настолько плотно стоят, что они отражают снаряды, которые перелетели передние шеренги, и могут попасть в тех, кто стоит за ними. Эти задние шеренги, однако, во время наступления подталкивают вперед (πιεζσύυτες – пизонтеc/piezountes, пизо/piezo) стоящих перед ними весом своих тел (τψ τσύ σώματος βάρει – toi toi somatous barei); что усиливает атаку (βιχίαυ μέν ποιουσι τήν εφοδον – biaian men poiousi ten ephodon), и одновременно не дает передним шеренгам попятится».
У более поздних авторов есть три параллельные под темы – одна касательно задних шеренг македонской фаланги, вторая касательно замыкающих в рядах (урагов), и одна в виде сравнения значения задних шеренг в конном и пехотном подразделениях. Начнем с задних шеренг македонской фаланги:
Асклепиодот (2-1 века до н.э.) 5.2 «А македонцы, как говорят, этой стеной копий не просто приводят противника в ужас своим видом, но так же воодушевляют каждого лидера ряда, так как он защищен силой пяти; в тоже время воины в шеренгах за пятой, хотя они не могут выставить свои копья за фронт фаланги, наваливаются вперед весом своих тел (τοις γε σωμασιν επιβριθοντες – tois ge swmasin epibrithontes) при любых событиях, и не дают своим товарищам из первых шеренг отступать».
Элиан (2-ой век н.э.) 14 «Так как пять или шесть пик выходят за пределы первой шеренги, нет сомнений, что это будет выглядеть пугающе для атакующего, а каждый воин в строю, окруженный пятью или шестью пиками, и поддержанный воинами за ним, будет чувствовать себя очень уверенно. Дополнительно те, что стоят в шеренгах за шестой, хотя и не могут применить свои пики против противника, надавливая вперед массой своих тел (τψ βαρει των σωματων επιβριθοντες – twi barei twn swmatwn epibrithontes), увеличивают импульс (την δυναμιν – ten dunamin) фаланги и не дают возможность отступить передним шеренгам».
Арриан, Тактика (2-ой век н.э., используется очень буквальный перевод de Voto) 12.10 «В кругу стоят они друг за другом, так что каждый гоплит впереди закрыт шестью сариссами, и надавливают шестью силами каждый раз, когда нападают. Те, кто стоят в шестой шеренге надавливают весом своих тел (βαρει των σωματων ξυνεϕρειδον – barei twn swmatwn xunephreidon), а не сариссами, так что напор фаланги (έμβολην – embolden – атака) на врага становится не выносимым, а бегство трудно выполнимым для воинов в первой шеренге».
Далее описание роли замыкающего ряд в македонской фаланге:
Асклепиодот 3.6 «… замыкающие ряда (ураги), и те, что находятся в составе ряда, и те, что приданы большим отрядам, должны быть мужами, превосходящими остальных рассудком, первые, что бы сохранять равнение в своих рядах, вторые, что бы сохранять синтагмы в строю относительно друг друга, а так же что бы возвращать в строй тех, кто может его покинуть, испугавшись, и, что бы заставлять их сомкнуться в случае, когда надо сомкнуть щиты» (έν τοις συνασπισμοις συνεδρυειν άναγκαϚοιεν – en tois sunaspismois sunedreuein anangkazoien).
Элиан 14 «Более того, дополнительный задний командир (ураг) каждой синтагмы должен быть разумным мужем. Он должен следить, что каждый воин в его ряду занимает свое место в ряду и шеренге, и он должен заставлять воинов, покидающих свою позицию, из страха или по другой причине, занять его обратно. Когда дана команда принять сомкнутый строй (έν τοις συνασπισμοις – en tois sunaspismois) ураг должен убедится что его воины сомкнулись как можно ближе друг к другу, так как именно это придает строю наибольшую устойчивость и является важным.»
Арриан 12.11 «Тыловой командир (ураг) должен быть выбран не за свою силу, но за свой ум и опыт в военном деле, что бы контролировать движение шеренг в наступлении и не давать дезертирам покидать строй. Если же щиты недостаточно сомкнуты (συνασπισμου –sunaspismou), он смыкает тех, кто стоит перед ним до нужной плотности (πυκνοτητα – puknoteta), которая дает строю наибольшую силу».
Византийский аноним, О стратегии (предположительно 6-ой век н.э.) 15 «Тыловое охранение (ураги) должны обладать не меньшей храбростью и физической силой, чем мужи, стоящие во второй шеренге. Они так же должны значительно превосходить прочих воинов в опыте и здравомыслии, так как они отвечают за построение и сохранение места воинов в линии. В бою они так же должны сохранять воинов перед собой в сомкнутом строю (συνωϑωσι - sunothosi), что бы фаланга оставалась компактной (πιλησει – pilhsei – сжатие/сдавливание) и являла более сильный и крепкий фронт противнику… Пятыми по важности являются предводители полурядов, которые помогают сохранять порядок в рядах, и которые сохраняют воинов перед собой в сомкнутом строю (συνωϑειν – sunwthein), так же как и тыловое охраннение, которое само по себе, не способно сомкнуть всю фалангу».
Маврикий, Стратегикон (6-7 века н.э.) 12 В 16 (Пехотные построения) «Они приводят в порядок или смыкают шеренги когда строй оказывается в двух или трех выстрелах из лука от вражеского строя и готовится его атаковать. Командой является: «Сомкнуть шеренги». Сходясь, они смыкаются к центру, как с обеих сторон, так и спереди и сзади, до момента, когда щиты воинов первой шеренги касаются друг друга, а те, кто находится за ними, практически приклеены друг к другу. Маневр может быть произведен как при движении армии, так и стоя на месте. Замыкающие рядов должны приказать тем, кто находится сзади сомкнуться с теми, кто находится перед ними и сохранять линию прямой, а если необходимо, то не давать никому колебаться или останавливаться».
Маврикий, Стратегикон (6-7 века н.э.) 12 В 17 «Глубина наших шеренг не должна превышать 16-ти человек, а если она будет меньше 4-ех то строй будет слабым. Средние шеренги состоят из 8-ми тяжеловооруженных пехотинцев. В армии должна соблюдаться абсолютная тишина. Замыкающие рядов каждого ряда должны быть проинструктированы, что если они услышат хотя бы шепот своих подчиненных, они должны ткнуть его подтоком своей пики. В бою, они так же должны толкать вперед воинов перед ними, так что бы никто из воинов не мешкал и не отставал».
Лев, Тактика 7.53 повторяет практически дословно этот параграф из Маврикия. Другие поздние Византийский уставы могут содержать дополнительный материал, но, на мой взгляд, мы уже переместились достаточно вперед по времени.

И наконец, сравнение конницы и пехоты (для которого в сохранившихся работах Полибия, нет эквивалентного описания):
Асклепиодот 7.4 «Персы, сицилийцы и греки регулярно используют квадратное построение так как оно позволяет сохранять равнение эскадрона в рядах и шеренгах. … глубина отряда конницы, при условии что она достаточная для сохранения сплоченности и строя эскадрона, не имеет такой же важности как в пехоте, более того она может привести к большему беспорядку, чем действия противника, так как когда всадники сталкиваются друг с другом они пугают лошадей».
Элиан 18 «Персы, сицилийцы и, говоря в общем, греки используют квадратные построения, так как считается что в них легче строится, и они лучше подходят для сохранения строя и общего использования… Те кто едут в задних шеренгах никак не поддерживают ведущих как это происходит в пехоте. Задние шеренги не помогают сдерживать вражескую атаку, и они не увеличивают импульс (έπώϑουσιν – epothousin) тех, кто находится перед ними, не могут смыкаться с ними, не могут, держась друг за друга, создать сплошную массу. Если на передние шеренги начинается давление сзади, лошади становятся нервными, создают беспорядок, и скорее нанесут вред себе, чем противнику».
Арриан Тактика 16.10-14 «Персы особенно часто используют квадратные построения, сицилийские варвары, и практически все особо умелые всадники из греков… Не следует игнорировать факт, что построение всадников глубоко не дает такой же пользы как пехоте. Так как всадники не могут ни толкать (έπωϑουσι – epwthousi) тех кто находится перед ними, ни могут надавить (έπερειδειν – epereidein) лошадью на лошадь, как происходит толкание (ένερεισεις – enereiseis) в пехоте на уровне плеча и ребер. Так же, ставши сплошным целым с теми, кто перед ними, не достигают они единого напора всей массы. Вместо этого, если они стиснуты друг с другом (ξυνερειδοιεν – xunereidoien) и уплотнены, они, скорее всего, расстроят лошадей».
Византийский аноним, О Стратегии 17 «Конная фаланга, однако, отличается от пехотной. Последняя смыкается очень плотно (πεπυκνωται – pepuknwtai), что дает ей непреодолимую силу, так как люди сдавлены друг с другом и толкают друг друга вперед (συνωϑουντων – sunothounton) на противника».
Маврикий Стратегикон 2.6 (касательно конницы) «Что же касается глубины строя, античные авторы писали, что достаточно построится 4 шеренги в глубину в каждой тагме, большая глубина рассматривалась как бесполезная и не служащая никакой цели. Так как нельзя передать давление задних шеренг вперед (εκ των όπισϑεν δια του βαϑους ώϑίσμος – ek ton opisthen dia tou bathous othismos), как происходит в пехотном строю, что может заставить людей впереди давить вперед против своей воли. Лошади не могут использовать свои головы для равномерного толкания (ώϑειν – othein) воинов перед ними, как может пехота»
Обратите внимание это еще один пример использования слова отизмос в придачу к тем, что я описал в предыдущей статье.

Толкание в классический период
Сначала, давайте рассмотрим параграф из Ксенофонта. В прошлой статье я рассмотрел случаи когда отео в греческом, а так же схожий глагол из латыни, использовались для обозначения воодушевления и понукания, а не для описания физического толкания – что можно определить из контекста (римляне, конница), или что ясно из используемой терминологии. Мне не кажется ясным, что обсуждаемый параграф относится к физическому толканию. У нас нет проблем с пониманием, того что передняя шеренга, которая «ведет» находящихся за ними, делает это в образном смысле (они не тянут их за веревку), так что равно возможно, что отео так же используется в фигуральном смысле. В этом случае лучшим переводом будет «направляют», а не «толкают» - что дает такой же уровень неясности является ли значение буквальным или фигуральным в английском, как и глагол отео в греческом.
Но предположим, что они «направляют» их физически – что задние шеренги действительно толкают в спины тех, кто находится перед ними – это все равно не является доказательством массирования переталкивания всем строем с противником. Ксенофонт говорит, что только задняя шеренга, замыкающие в рядах, направляют тех кто находится перед ними – он ничего не говорит о том, что шеренги в середине формации тоже толкают (смысл его аналогии состоит в том, что командиры рядов и замыкающие рядов, будучи эквивалентны каменному основанию и черепице крыши дома, имеют отличную роль от лежащих между ними кирпичей и дерева). Это не выглядит как описание массового переталкивания всем строем, вместо этого мы видим описание роли задней шеренги в сохранении единого строя, в его сплоченности и его движении вперед. Похожую роль играет задняя шеренга, или дополнительные воины, поставленные сзади последней шеренги, во многие другие периоды истории, вплоть до эры огнестрельного оружия, в которые физического переталкивания с противником однозначно не происходило.
Так же не ясно считает ли Ксенофонт, что это толкание/направление происходит во время непосредственного контакта с противником – в таком случае командирам рядов было бы крайне сложно «вести» тех, кто находится за ними, так как, предполагая, что противник делает то же самое, передняя шеренга была бы неподвижной. Я считаю, что естественное прочтение данного параграфа означает, что командиры рядов ведут, а закрывающие ряды толкают, во время сближения с противником, а не во время рукопашной. Это не значит, что давление будет ослаблено после вступления в контакт с противником, хотя у нас и нет никаких свидетельств для любого из вариантов. Но, похоже, что описана роль задней шеренги в сохранении сплоченности строя и его движения вперед, а не то что весь строй дружно принимает участие в массовом переталкивании. Как мы увидим дальше, это часто встречающаяся тема.
Как было обсуждено раньше, Ксенофонт так же отводит увещевательную, наблюдательную роль задней шеренги в описании битвы при Тимбре в Киропедии:
Ксенофонт, Киропедия 3.3.41-2 «Так как вы находитесь сзади, вы можете видеть кто действует храбро и восславляя их сделать их еще храбрее; а если кто-то будет пытаться податься назад и вы увидите это, то не позволяйте им. Благодаря вашим годам и весу ваших доспехов, вы находитесь в наилучшем положении, чем кто-либо другой, что бы обеспечить нам победу. И если те, кто стоит впереди вас зовут вас, и просят следовать за ними, подчинитесь им и смотрите что бы они не превзошли вас в этом отношении, но издайте ответный бодрящий крик, что бы они шли быстрее против противника».
Так что я не думаю, что параграф из Ксенофонт дает доказательства массового толкания или скрама целыми формациями греческих гоплитов классического периода.

Македонское и византийское толкание
Теперь рассмотрим свидетельства Полибия и из более поздних эллинистических и византийских тактик. Не забудьте, что их нельзя использовать как свидетельство того как сражались гоплиты в классическую эпоху (хотя очень часто их используют для этого); но последователи скрама часто используют эти параграфы в качестве контраргументов на заявления, что скрам вообще не возможен – если массовое толкание было возможно для македонцев, то нельзя привести резонные аргументы, что гоплиты были на него не способны, пусть даже это и не является свидетельством, что они реально переталкивались.
Выше я привел три нити свидетельств – первая, касательно роли задних шеренг в фаланге, начинается с широко известного описания Полибия. Тактика Асклепиодота вполне может напрямую происходить от Полибия (известно, что Полибий сам так же написал тактику (Полибий 9.20.4), и текст Асклепиодота может основываться на ней, возможно через Посейдония). В свою очередь, Элиан и Арриан либо основывали свои тактики на труде Асклепиодота, или (что более вероятно) у них с ним общий источник (возможно Полибий или Посейдоний), а сходства между ними не вызывают сомнения (3). Элиан, говоря про свой источник уже называет его «древним», и мода написания более менее обновленных эллинистических тактик продолжилась и в византийский период – тактики «Византийского анонима» и Маврикия (и Льва) все несут явные заимствования из эллинистических оригиналов (Лев 7.67 указывает Элиана и Арриана в качестве своих источников), и составлены из смеси современных практик, особенно касающихся конницы, с мудростью древних, особенно касательно пехотной тактики.
Представляет интерес использование в тексте Маврикия слова отизмос – использование, которое я пропустил в своей предыдущей статье. Как можно видеть из текстов от Полибия до Арриана, Маврикий, скорее всего, взял это слово не из своих источников; а значит византийское значение этого слова очень важно, и сейчас я приведу все варианты его использования Прокопием (6-ой век н.э.), по которым я в прошлый раз прошел мимоходом. Я использую перевод Дьюинга (Dewing):
Прокопий 1.7.27 (Персидские войска занимают осадную насыпь при осаде Амиды) «Но из-за огромной массы людей, столпившейся (ώϑισμϖ τε πολλϖ - otismoi te polloi) на нем броском, холм неожиданно обрушился и убил практически всех кто был на нем».
Прокопий 2.25.20 «И сначала Нарзес, с эрулями и римлянами, которые были с ним, вступил в бой с врагом, и после тяжелого рукопашного боя (ώϑισμοΰ τε γενομένου – othismou te genomenou), он обратил в бегство персов стоявших перед ним».
Прокопий 2.27.16 «Так как большое число персов и римлян поднялось на верх укреплений, начался бой и рукопашная схватка (μάχης τε καί ώϑισμοΰ – maches te kai othismou) с целью прогнать противника, и римляне победили»
Прокопий 3.19.22 «И вандалы, придя первыми, захватили холм потеснив (ώϑισμϖ – othismoi) своих противников и обратили врага в бегство, так как тот уже боялся их».
Прокопий 4.3.10 «После того как прошло много времени, а никто не начал сражение, Джон выбрал несколько своих подчиненных по совету Велизария и перейдя реку атаковал центр, где Зазон (Tzazon) потеснил (ώϑισμϖ – othismoi) их назад и начал преследовать».
Прокопий 5.18.13 (Воины Велизария) «Подняв щиты и защищая ими не только генерала, но и его лошадь, они не только отражали стрелы, но и заставляли отступить и отбрасывали (ώϑισμϖ – othismoi) тех кто периодически атаковал их».
Прокопий 6.27.10, 11 «Началась жестокая битва, в которой долгое время сражались они в рукопашную (πολλϖ ώϑισμϖ – polloi othismoi), и много было павших с обеих сторон. Но больше всего потерь было у римлян. Так как варвары защищались на более высокой позиции, то меньшее число воинов смогло превзойти большее число, и получив преимущество в рукопашной (ώϑισμϖ – othismoi), они убили больше, чем потеряли своих».
Прокопий 7.5.11 «Но так как варвары защищались храбро, произошла жестокая схватка (ώϑισμός τε πολύς – othismos te polus) и многие воины с обеих сторон, совершая героические подвиги, пали.»
Прокопий 7.22.5 «Когда две армии сошлись в битве, началась жестокая схватка (ώϑισμός μεν άμφοτέρων ρολύς έγεδονει – othismos men amphoteron polus egegonei), каждая из сторон пыталась потеснить другую, но анты (Antae) благодаря своей доблести, а так же, потому что, неровности местности были им на пользу, вместе с рустиками (rustics) под предводительством Туллия (Tullianus) обратили противника в бегство; и перебили многих из них».
Прокопий 8.11.44 «Наверху лестниц состоялась жестокая борьба за место (ώϑισμόΰ γάρ πολλοΰ – othismou gar pollou), и многие римляне, сражаясь с врагами над ними, были убиты, и Бессий (Bessas), генерал, тоже пал на землю и остался лежать там».
Прокопий 8.11.54 «Это предложение, однако, не было ими принято, и опять началось жестокое сражение, включая жестокую схватку» (μάχη καί ώϑισμός πολύς – mache kai othismos polus)
Прокопий 8.23.32 (морское сражение) «И не могли они не стрелять из луков против врагов которые были на дистанции, кроме как слишком поздно и с большими трудностями, и не могли использовать мечи и копья каждый раз когда они видели врага нападающего на них; но их внимание было постоянно занято криками и толкотней (ώϑισμϖ – othismoi) среди них самих, так как они продолжали сталкиваться друг с другом, а затем беспорядочно отталкивали друг друга шестами, иногда заталкивая себя в тесное место, а иногда отходя на большую дистанцию, в обеих случаях причиняя неприятности собственной стороне».
Прокопий 8.29.18 «Затем появились готы [конница], атаковали поспешно и тем самым привели себя в беспорядок, в то же время пятьдесят, толкая щитами (τϖυ τε άσπιδων τψ ώϑισμψ – ton te aspidon toi othismoi) и коля очень быстро копьями, защитили себя очень храбро от нападающих; и они специально гремели щитами, пугая этим лошадей, а людей наконечниками своих копий».
Прокопий 8.32.17 «Ибо они [конница готов] достигли их, не упорядоченным отступлением, с целью перевести дух и возобновить бой со своими противниками, как бывает обычно; действительно у них не было никаких намерений, что бы отбросить назад своих преследователей массированной атакой (ώϑισμϖ – othismoi) или что бы предпринять контр преследование или любой другой военный маневр, вместо этого они прискакали в таком расстройстве, что некоторые воины были затоптаны несущейся конницей».
Из этих параграфов ясно, что у Прокопия, как и у более ранних авторов, слово отизмос не обладает каким-то конкретным смыслом – это общий термин для описания жестокого ближнего боя, а так же для описания столпотворения в более общем смысле. Маврикий, без сомнения, использовал слово, в таком же общем смысле, что бы обозначить «столпотворение» или «давку», в Стратегиконе. Для Прокопия, слово могло применяться к кораблям, толпе, коннице, пешим отрядам малым и большим, и часто используется (много отизмоса) просто что бы обозначить жестокую схватку. Мы так же можем заметить схожесть с использованием в классическую эпоху – 2.25.20 похоже на использование слова Геродотом при Платеях («начался отизмос» - так же см. 7.22.5), в то время как 8.29.18 дает еще одно, в дополнение к Фукидиду 4.96, использование фразы «отизмос щитов». Такие совпадения не случайны, Прокопий в описаниях битв намеренно подражает классическому прошлому (4). Использование слова Прокопием не дает никакой поддержки идеи массового скрама, применяемого византийцами или их врагами.
При этом византийские тактики – продолжая эллинистическую традицию – говорят довольно ясно о смыкании, уплотнении и толкании в пехотной фаланге. Таким образом, свидетельства для эллинистического и византийского срама более надежны, чем для классической эпохи. Я не собираюсь рассматривать подробно византийскую пехоту (так как это тема о которой я знаю очень мало), так же не буду пытаться определить насколько византийские авторы писали о современных им практиках при описании пехоты или просто повторяли информацию из своих источников. Вместо этого я взгляну на эллинистические корни византийской традиции.

Македонский скрам?
Полибий, Асклепиодот, Элиан и Арриан, без сомнения, а византийские авторы вполне вероятно, описывали фалангу вооруженную по македонскому образцу – сариссами. Так же из приведенных выше параграфов видно, что Элиан и Арриан, значительно расширили скудные описания Полибия и Асклепиодота, упоминая массированное толкание более явно. Открытым остается вопрос, является ли это результатом того что у них были дополнительные источники, или они использовали современный им опыт, либо же они просто додумывали информацию из своих источников – на данный вопрос нет ответа, но важно помнить, что Элиан и Арриан находятся очень далеко во времени от использования македонской фаланги.
При этом, все источники вместе довольно ясно дают доказательства наличия толкания или давления какого-либо рода в македонской фаланге. Разговоры, что задние шеренги (а не только последняя шеренга замыкающих ряды) «нажимают вперед своими телами», существенно расширены византийскими авторами, которые пишут о смыкании фаланги в компактное построение, а сравнение с конницей дает четкое разделение между конницей, которая не может толкать, и пехотой, которая может. Все это соединяется в четкое описание какого-то рода толкания в македонской фаланге.
Однако, нужно проявить некоторую осторожность, прежде чем объявлять о наличии скрама в бою македонских фаланг. Одно из основных возражений теории скарама для гоплитов классического периода заключается в том, что будет довольно сложно организовать массированное переталкивание больших подразделений друг с другом, а так же в том, что есть множество упоминаний применения оружия. Я считаю, что применительно к македонской фаланге организовать такое толкание будет еще сложнее.
Стандартный взгляд на скрам гоплитов классической эпохи состоит в том, что гоплиты противоборствующих фаланг упирались в щиты друг друга и толкали друг друга щитами – действительно, опорой теории является мнение, что щит гоплита очень хорошо подходит для использования его таким образом. Но, для фаланги вооруженной сариссами, явно не возможно переталкиваться с противником щит в щит – фаланге с опущенными сариссами (по крайней мере первой шеренге) придется упереть наконечники своих пик в щиты, доспехи или тела противника, если они захотят его толкать. Их противникам, если они вооружены таким же образом, придется сделать тоже самое, иначе их просто будут удерживать на дистанции длины сариссы, и они не смогут достать противника своим оружием или щитами (как в широко известном описании римлян при Пидне).
Таким образом македонский срам должен передавать всю энергию массированного напора через древко сариссы – т.е. общий напор (обычно) шестнадцати человек с каждой стороны. Для подтверждения хорошо бы провести эксперименты (которое, насколько я знаю, никогда не проводились (5)); а в настоящий момент я могу только полагаться на свою интуицию, что такое давление на сариссу мгновенно сломает ее, сделав бесполезной (или, по крайней мере, сильно укоротит ее – сломанный конец все равно будет представлять определенную ценность – но если его опять использовать для толкания, то он, возможно, сломается снова). Реконструированные сариссы всегда прогибаются под собственным весом – любая значительная толкательная сила, приложенная к такому оружию, приведет к быстрому переходу этого изгиба в слом. Более того, две таких фаланги сошедшихся друг с другом, уперев свои пики в щиты, доспехи или тела, несомненно взаимно проткнут друг друга, теми пиками, которые не сломаются. Как только вражеское копье упрется в щит или тело воина первой шеренги, то давление 15 человек позади него и 16 спереди, просто приведет к тому что наконечник проткнет его, а не к тому что получится оттолкнуть врага назад.
Так же стоит помнить, что гоплиты, предположительно, должны были толкать щитами, уперев в них свои плечи, в то время как толкание сариссой придется проводить руками. Так что напор 32 человек придется выдержать не только древку сариссы, но и рукам, в которые он будет передан через древко. Опять-таки нужно проводить тесты, но мне трудно поверить, что это возможно.
Так же такой скрам превращает в глупость описание Полибия (18.29) о интервалах между рядами и шеренгами, и о том насколько сариссы каждой шеренги выступают за фронт подразделения. Независимо от того какие споры есть о промежутках между рядами, никто не подвергает сомнению указанную Полибием цифру в 3 фута на шеренгу, что позволяет пикам первых пяти шеренг быть выставленными за фронт подразделения. Но если бы фаланга смыкалась до физического контакта во время скрама, то на каждую шеренгу приходилось бы значительно меньше трех футов, сариссы выступали бы значительно дальше, и за фронт подразделения выходили бы пики больше чем 5-ти шеренг. Тогда описание Полибия было бы совершенно бесполезным относительно того как сражалась фаланга, и это было бы большой проблемой.
Пока не будет предложено какое-либо решение для всех упомянутых выше проблем, я не вижу каким образом может осуществляться скрам между македонскими фалангами без массового ломания сарисс или массового взаимного протыкания первых шеренг, а так же последующих оказавшихся на пути наконечников. Ставить в первую шеренгу лучших воинов, а затем использовать напор пятнадцати воинов за ними, что бы нанизывать их на копья противника не кажется мне практичной тактикой.
Попутно замечу, что описание Полибием фаланги (18.30) содержит еще возможные намеки на македонский скрам, которые можно увидеть в его сравнении поддержки македонцев из задних шеренг, и отсутствии такой поддержки у римлян, которые используют более разомкнутое построение. Как обычно нужно с осторожностью относиться к переводу – вот перевод Шакбура (Shuckburgh):
«Результатом этого является то, что каждый римский солдат будет сражаться с двумя воинами первой шеренги фаланги, так что ему придется столкнуться и драться против десяти копий, которые один человек не может не отвести в стороны, ни, когда линии уже сошлись, пробиться сквозь них, так как римская первая шеренга не поддержана задними шеренгами, которые не прибавляют энергии в их напор, или не придают решительности в использовании мечей».
Но вот перевод Лёба Патона (Loeb Paton):
«Следствием этого будет то, что римлянин должен стоять против двух воинов первой шеренги фаланги, так что ему надо противостоять и сражаться против десяти пик, и одному человеку не возможно не прорубить свой путь сквозь них, когда они сошлись в ближний бой, ни отвести в стороны их наконечники, так как задние шеренги не могут помочь первой шеренги, ни отводить пики в стороны, ни рубить их мечами».
«Прибавление энергии в напор» звучит ободряюще для теоретиков скрама, в отличии от «отвести пики в стороны», в то же время греческий текст не дает таких деталей как кажется из того или иного перевода – буквально там говориться что-то типа «ни относительно силы, ни относительно использования мечей». Как и во многих других случаях предпочитаемый перевод – а так же природа и объект «силы» - выбираются в зависимости от предубеждений касательно природы боя.
Если эти возражения имеют хоть какую-то силу, а я считаю, что это так, то македонский напор Полибия и тактиков, не относятся к описанию скрама. Что же они означают, если мы поверим что задние шеренги имеют толкательную функцию?

Толкание, напирание и нажимание
По прочтению всех процитированных выше параграфов становится понятно, что есть физический напор, но нет никакой ясности, что целью этого напора является оттолкнуть назад противника. Полибий и ранние тактики одну из целей указывают очень ясно – задние шеренги напирают вперед, что бы сделать невозможным бегство передних шеренг. Целью является заставить передние шеренги остаться на месте и сражаться, и не дать строю распасться. Это единственная роль, которую дает задним шеренгам Асклепиодот, хотя другие тактики добавляют, что это делается что бы сделать атаку более мощной. Византийские писатели повторяют эти объяснения – строй смыкается вперед, что бы не дать возможности кому-либо замедляться и сомневаться. Все это относится не к толканию противника, но к уплотнению строя, к поддержке движения вперед, предотвращению сомнений и бегства. Македонцы толкают не противника, они толкают друг друга.
В этом контексте можно особо выделить комментарий Византийского анонима о важности «предводителей полу рядов, которые помогают сохранять порядок в рядах и которые сохраняют воинов перед собой в сомкнутом строю, так же как и тыловое охранение, которое само по себе не способно сомкнуть всю фалангу» - интересен момент, что, похоже, толкание задней шеренги, само по себе, не передается на всю глубину фаланги – его приходится поддерживать дополнительным смыканием шеренг на полпути.
Так же стоит отметить, что византийцы считали глубину больше 16-ти шеренг бесполезной, что предполагает, что известные очень глубокие построения классического периода были предназначены не для толкания противника.
Так же, похоже, это все относится не к рукопашной схватке, а к сближению для нее, о чем явно говорится у Маврикия («Они приводят в порядок или смыкают шеренги, когда строй оказывается в двух или трех выстрелах из лука от вражеского строя»). Толкание со стороны задних шеренг начинается задолго до того как появляется какой-либо противник, которого можно толкать, с целью не вытолкнуть противника с позиции, а для сохранения плотности построения и его движения вперед.
Прекратиться ли толкание когда произойдет контакт с противником? Хотя иногда это считается невозможным, нужно помнить, что точка перехода атаки в рукопашную схватку – это один из самых спорных и мало понятных аспектов массового боя. Если пехота, или конница, атаковали бегом, то врезались ли они буквально в своих противников, или они тормозили в последний момент? Было ли целью атаки врезаться в противника на скорости, или целью было предотвращение морального коллапса во время сближения? Есть различные и противоречащие друг другу свидетельства, но общий взгляд состоит в том, что во все другие периоды, по крайней мере, пехота остановится, что бы сражаться оружием, а не просто врежется друг в друга. Так что не так уж и невероятно, что давление, которое сохранялось во время движения, исчезало после контакта – вполне возможно, что для того что бы передние шеренги сражались эффективно, к ним не нужно было применять давление, так как обычно те кто находится впереди толпы или массы людей, не ценят подобное давление в опасной ситуации («прекратите толкать в спину!»). Стоит упомянуть, что Полибий, например, говорит что атака (ephodos – «сближение» или «атака») становилась очень сильной, а не то что какая-либо часть рукопашной усиливалась напором, и это так же отражено в языке более поздних авторов. Похоже, что целью плотного построения, является не столько сдвигание назад строя противника, сколько предотвращение отхода собственного строя – это поддерживающее, скрепляющее давление, а не нажимающее, толкающее вперед давление.

Выводы
Таким образом, в эллинистических и византийских тактиках мы находим явные свидетельства толкательной роли задних шеренг; поэтому довольно странно, что теорию скрама распространяют только на гоплитов, так как лучшие доказательства потенциального наличия скарма, относятся к более поздним временам. Однако эти свидетельства не доказывают наличие скрама непосредственно во время боя. Скорее всего, они свидетельствуют об уплотнении строя во время сближения для боя с целью предотвращения бегства воинов из первых шеренг, и с целью предотвращения рассыпания всего строя с задних шеренг, и сохранения движения вперед всей массы. Это то что увеличивает «силу» фаланги, но есть серьезные практические причины предполагать, что это не означает буквального приложения «силы» к противнику, а означает в более общем смысле силу и стойкость фаланги, и ее боевую эффективность.
Единственный параграф из Ксенофонта, относящийся к гоплитам классического периода, явно говорит в том же ключе, что и более поздние свидетельства, подчеркивая роль замыкающих ряды в сохранении сплоченности фаланги, а не о их роли во время скрама. Это позволяет мне предположить, что фаланга гоплитов действовала так же как и более поздние пехотные строи, что важен был плотный и компактный строй не дающий убежать, но что нет никаких свидетельств что фаланга физически массово толкала противника. Таким образом, прямые свидетельства не дают никакой поддержки теории скрама относительно гоплитов классического периода.
Остается последняя линия аргументов, что единственное возможное применение для задних шеренг – это толкание, разбор которого я оставлю на другой раз.

Примечания
1. Например, из J.K. Anderson, Military Theory and Practice in the Age of Xenophon, стр. 175-6: «Когда передние шеренги противоборствующих сторон встречались, то воины за ними не стояли просто в ожидание, что их предводители будут убиты, что бы занять их места; не говоря о том, что передние шеренги сражались какое-то время, что затем отойти назад и уступить свое место другим. Задние шеренги смыкались, и когда мы читаем, что греческая армия потеснила другую, то эти слова нужно воспринимать буквально».

2. Корни аналогии с рэгби описаны в P. Krentz “Hoplite Hell”, D.Kagan и G.F.Viggiano “Men of Bronze” (2013). Можно просто отметить что английское слово скрам (scrum), произошло от слова “scrimmage”, от “Skirmish” – так что английское слово имеет военные корни.

3. Свежую дискуссию об источниках тактик и о их взаимосвязи друг с другом см. в Graham Wrightson “To use or not to use: the practical and historical reliability of Asclepiodotu’s “Philosophical” tactical manual” в Ancient Warfare: Introducing Current Research. Том 1, под редакцией Geoff Lee, Helene Whittekaer, Graham Wrightson.

4. Касательно этой традиции написания истории на греческом языке в поздний римский период см. R C Blockley “The Fragmentary Classicising Historians of the Later Roman Empire”.

5. Свежие попытки в экспериментальной археологии македонской фаланги можно посмотреть в работе C Matthew “An Invincible Beast”, особенно стр. 167-235 – и хотя Мэтью проводит тест по пробивной способности сариссы, он никогда не пытался толкать своей сариссой или определить прочность на излом (возможно, по очевидным причинам).

Комментариев нет:

Отправить комментарий