среда, 18 июля 2018 г.

О штыковом бое



Проксемические факторы влияющие на штыковой бой


Наткнулся на интересную статью про штыковой бой: https://kclpure.kcl.ac.uk/portal/files/80560627/A_Proxemic_Account_of_Bayonet_STONE_Firstonline22January2016_GREEN_AAM.pdf

Статья на английском. Приведу тут общее ее описание.

Сначала автор вводит понятие «штыкового парадокса». Суть его состоит в том, что за время существования штыка как оружия в штыковые атаки ходили часто, но до штыкового боя доходило крайне редко. «То что полки наступают … с целью провести штыковую атаку, не вызывает сомнений; то что противостоящие полки намерены двинутся им на встречу, или принять их атаку, так же верно. Однако, они обычно не делают ни того, ни другого, но каким-то образом, или из-за каких-то случайных факторов, которые я не могу объяснить, одна сторона обычно решает, что без осторожности, нет и доблести, и удаляется, тихо и сердито.» (G.J.Guthrie, “Lectures in Some of the More Important Points in Surgery”, The Medical Times 17 (1847-1848), 305).   При этом, в тех редких случаях когда до него все же доходидит, стороны дерутся с огромным ожесточением. В таких ситуациях нормой становится гипер-агрессивное поведение, и бой прекращается только после того как одна или другая сторона полностью пала.
Почему солдаты, которые постоянно рискуют под пулями и снарядами, активно пытаются уклониться от штыкового боя – но оказавшись в нем дерутся очень агрессивно?
Существуют исследования, объясняющие, что люди не предрасположены природой к убийству друг друга. И чем на более близкой дистанции оно должно произойти, тем сложнее его совершить. Когда солдат стреляет на дистанции он зачастую не видит результата своей стрельбы, и ему психологически проще, а сближение на дистанцию штыкового боя, превращает процесс убийства в очень интимную, а значит сложную вещь.
Но эти исследования объясняют только одну часть парадокса – редкость штыковых боев несмотря на частоту штыковых атак. Про вторую часть – крайне агрессивное поведение, людей оказавшихся в штыковом бою, они ничего не говорят.
Далее автор рассказывает о швейцарском зоологе Heini Hediger (1908-92), который установил, что животные выказывают стандартный набор поведенческих признаках при появлении «противника». Пока «противник» не пересек границу зоны «реакции на убегание», которая своя для каждого вида животных, он игнорируется. Как только он пересекает эту границу, животное, находящееся под угрозой, отступает, что бы восстановить безопасную дистанцию. Однако, если у противника получится сокращать дистанцию дальше, то он в итоге пересечет границу зоны «реакции на защиту». В этот момент отступление животного неожиданно превращается в атаку. Сближение на дистанцию непосредственно близости вызывает агрессивный ответ. Выбор реакции между бегством и боем, зависит от дистанции между двумя животными и наличием возможных путей отступления.
Далее автор выдвигает гипотезу, что у людей все происходит подобным же образом – когда есть возможность уклониться, люди предпочитают уклониться от штыкового боя, но если они оказываются близко друг от друга, то между ними завязывается яростная рукопашная схватка.
Эту гипотезу автор подтверждает перечислением примеров, когда солдаты уклоняются от ближнего боя. А затем перечисляет различные описания штыковых схваток и показывает, что во всех этих случаях противники, зачастую неожиданно друг для друга, из-за плохой видимости, или из-за того что все происходит в очень закрытых пространствах, оказываются на очень близкой дистанции; что на этой дистанции срабатывает реакция на агрессивное поведение, и происходит рукопашная схватка.
За подробностями, добро пожаловать, в статью. Она всего 23 страницы длиной (причем 3 страницы – это библиография).
 Для затравочки приведу пару примеров из статьи, которые меня удивили, что даже в современном бою есть место для штыка.
Из воспоминаний американского ветерана о боях в Фалудже: «вооруженные АК и РПГ боевики, наталкивались друг на друга, врезались в стены и дверные проемы, и даже прыгали из окон вторых этажей, пытаясь убежать от морских пехотинцев, идущих на них с примкнутыми штыками».
«В октябре 2011 года британский патруль попал в хорошо спланированную засаду бойцов Талибана. Патроль был быстро прижат огнем в канаве, в то время как часть противника начала обходной маневр, что бы выйти на позицию с которой они смогут более эффективно их обстреливать. Понимая опасность капрал Шон Джонс, вместе с тремя своими бойцами, примкнули штыки и бросились в атаку по 80-ти метровому открытому пространству. Бойцы Талибана не решились принять бой и отступили.»

А еще, читая эту статью, мне в голову пришла мысль, что гипотеза автора, так же может выступать в качестве одной из причин использования в древности глубоких плотных построений: что бы передние шеренги не имели возможности уклонится, что бы так сказать «доставить» их на дистанцию, где у них включится агрессивная реакция и они начнут рвать противника.

1 комментарий: